RU    EN
11:13  Пятница  23 июня 2017
Постоянное представительство Российской Федерации при международных организациях в Вене
Направления работы
>> Общие вопросы внешней
политики
>> МАГАТЭ
>> ПК ОДВЗЯИ
>> Экспортный контроль
>> Управление ООН по наркотикам и преступности
>> Управление ООН по вопросам космического пространства
>> Организация Объединённых Наций по промышленному развитию (ЮНИДО)
>> Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК)
>> Международный институт прикладного системного анализа (ИИАСА)
>> Росатом новости
>> Фото для использования в СМИ
>> Ссылки
>> Твиттер
>> Фотогалерея
Форма обратной связи
Выступление члена Группы видных деятелей Подготовительной комиссии Организации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний посла Г.В.Берденникова по вопросам ДВЗЯИ
22.01.2017

Уважаемый г-н модератор, уважаемый г-н Исполнительный секретарь, дамы и господа.

 

Прежде всего, хотел бы поблагодарить Исполнительного секретаря за любезное приглашение выступить перед участниками этой важной встречи. Поскольку я принимал участие в переговорах по Договору и созданию Подготовительной комиссии, я ценю эту возможность увидеть внутреннюю работу ПК и узнать из первых рук о проблемах, которые через 20 лет после его подписания стоят перед Договором и ПК.

 

Моя страна – решительный сторонник ДВЗЯИ. Мы принимали активное участие во всех этапах его разработки: от первой двусторонней встречи с США в Москве, когда мы согласовали переговорный мандат для Специального комитета Конференции по разоружению, в пользу принятия которого мы позднее совместно работали в Женеве, до одобрения резолюции об учреждении ОДВЗЯИ и её Подготовительной комиссии в ноябре 1996 г. С тех пор наша позиция остаётся неизменной. Как заявил Президент России В.В.Путин в апреле прошлого года: «Договор представляет собой важнейший механизм ограничения ядерных вооружений и нераспространения ядерного оружия, имеет принципиальное значение для укрепления международной стабильности». Мы ратифицировали ДВЗЯИ в 2000 г. и последовательно поддерживаем его и работу ПК, рассматривая вступление Договора в силу в качестве нашей приоритетной задачи.

 

В прошлом году исполнилось 20 лет с момента открытия Договора для подписания в Нью-Йорке 24 сентября 1996 г. Тогда президент США Б.Клинтон, подписавший Договор от имени Соединённых Штатов, назвал его «самым большим призом в области контроля над вооружениями». Но до сих пор его страна не ратифицировала Договор, тем самым блокируя вместе с некоторыми другими государствами его вступление в силу. Сложно назвать это последовательной позицией. Президент В.В.Путин отметил, что нежелание восьми государств (из 44-х, ратификация которыми Договора необходима для его вступления в силу) стать полноценными участниками Договора вызывает серьёзное сожаление – тем более с учётом того, что некоторые из них претендуют на лидерство и чуть ли не особые полномочия в решении вопросов глобальной безопасности.

 

В то же время необходимо признать, что за эти 20 лет Договор достиг внушительных результатов.

 

Сегодня Договор является практически универсальным. Его подписали 183 государства, из которых 166 ратифицировали его. Это впечатляющие цифры. Для подавляющего большинства государств, включая Россию, ДВЗЯИ стал важным элементом обеспечения национальной и международной безопасности.

 

Кроме того, мы являемся свидетелями создания беспрецедентной по охвату глобальной системы мониторинга, которая близка к завершению. Сегодня мало кто ставит под сомнение возможность проверки выполнения ДВЗЯИ. Эффективность и надёжность механизма проверки была неоднократно подтверждена на практике, в том числе в январе и сентябре прошлого года, когда КНДР провела четвёртое и пятое ядерные испытания. Интегрированное полевое учение по инспекциям на месте в Иордании в 2014 г. продемонстрировало серьёзный прогресс и в этой области. Нельзя не упомянуть, что уникальные мониторинговые возможности ДВЗЯИ задействованы также в научной и гражданских областях. Скажу вам откровенно, что во время переговоров по выработке Договора мы в полной мере не могли предвидеть такой полезный аспект будущей системы мониторинга. Последующая практика подтвердила, что ценность Договора оказалась даже значительнее, чем мы думали в ходе его разработки.

 

В сентябре прошлого года Совет Безопасности ООН принял резолюцию 2310 по вопросу о ДВЗЯИ. В ней содержится призыв ко всем государствам, которые не подписали или не ратифицировали Договор, особенно к оставшимся 8 государствам из Приложения 2, сделать это без промедления. Россия проголосовала в поддержку этой резолюции.

 

Важно, что эта резолюция не налагает на государства-участники никаких обязательств, которые выходили бы за рамки Договора. При работе над текстом резолюции мы исходили из того, что ПК ОДВЗЯИ является единственным компетентным органом, ответственным за создание механизма проверки по ДВЗЯИ и за подготовку к вступлению Договора в силу. По этой причине следует избегать любого внешнего вмешательства в работу ПК даже со стороны Совета Безопасности ООН. Мы удовлетворены тем, что по итогам интенсивных консультаций стало возможным выработать текст, полностью соответствующий такому подходу.

 

Мы считаем важным, что параллельно с принятием резолюции Совбеза ООН «пятёрка» государств-обладателей ядерного оружия сделала совместное заявление по ДВЗЯИ. Насколько я помню, это было первое подобное заявление в поддержку Договора.

 

Я рад воспользоваться этой возможностью и поздравить уважаемого Исполнительного секретаря с его переназначением на этот высокий пост, которое состоялось в ноябре прошлого года. Мы убеждены, что под Вашим руководством ПК продолжит играть ведущую роль в продвижении ДВЗЯИ. Мы готовы оказывать Вам содействие в этих усилиях.

 

В апреле прошлого года в Москве был организован семинар по тематике Договора, в котором приняли участие представители Секретариата ПК. В это же время заместитель Министра иностранных дел России С.А.Рябков и Исполнительный секретарь Л.Зербо опубликовали совместную статью в поддержку ДВЗЯИ в авторитетных российских и американских СМИ.

 

Мы приветствуем начало работы Молодёжной группы под эгидой Подготовительной комиссии, в которую вошли студенты и выпускники различных вузов, включая российские.

 

Мы плотно сотрудничаем с Подготовительной комиссией в создании российского сегмента МСМ, который является вторым по количеству мониторинговых станций. На сегодняшний день в России сертифицировано 27 объектов МСМ из 32, предусмотренных Договором. В ближайшие годы мы планируем завершить строительство нашего сегмента МСМ.

 

Уважаемый г-н модератор,

 

Таково наше видение ситуации вокруг Договора в настоящее время.

 

Теперь я бы хотел сказать несколько слов о нашей оценке ситуации в более широкой области контроля над вооружениями и разоружения, особенно в ядерной сфере.

 

Нужно признать, что за последние 30 лет гонка вооружений не только была остановлена, но и развёрнута вспять. По сравнению с пиковым периодом холодной войны стратегические ядерные силы России сократились на 85%, а тактические ядерные силы – на 75%. Более того, российское тактическое ядерное оружие находится в неразвёрнутом состоянии, что является крупнейшей в мировой истории мерой по выводу ядерного оружия из режима боевой готовности. И, наконец, я могу упомянуть, что число развёрнутых ядерных боеголовок было сокращено на 60%, или с 3900 до 1580 с 2010 по 2015 гг.

 

Процесс ядерного разоружения продолжается. Россия ведёт работу по сокращению своих ядерных арсеналов до уровня, согласованного в новом Договоре по СНВ, к 5 февраля 2018 г. Это весьма затратный процесс, однако мы продолжаем его, несмотря на текущие экономические сложности и санкции, введённые США и Евросоюзом. Россия привержена полному выполнению этого Договора.

 

В этом контексте мы не согласны с периодически звучащими заявлениями о том, что ядерное разоружение слишком затянулось или что оно находится в глубоком кризисе. Мы разделяем веру в мир, свободный от ядерного оружия. Вопрос, однако, состоит в том, как дойти до этой цели, не подорвав стратегическую стабильность и не ставя под угрозу незыблемость режима ДНЯО.

 

Мы считаем, что сегодня приоритетом должно быть не запрещение ядерного оружия, что является лишь рекламным ходом, а серьёзная совместная работа по созданию условий, которые способствовали бы подлинному поэтапному ядерному разоружению.

 

Дальнейшие шаги в направлении сокращения ядерных арсеналов должны рассматриваться при должном учёте всех факторов, влияющих на стратегическую стабильность. Они включают планы США по развёртыванию глобальной системы ПРО, усилия по созданию неядерных стратегических наступательных вооружений в рамках реализации стратегии «мгновенного глобального удара», угрозу "вепонизации" космического пространства, количественный и качественный дисбаланс в обычных вооружениях, не говоря уже об отсутствии прогресса в ратификации ДВЗЯИ Соединёнными Штатами и другими государствами из Приложения 2, и т.д.

 

Когда мы слышим призыв к дальнейшему сокращению ядерного оружия, то в принципе мы ничего не имеем против этого. Но мы настаиваем на том, чтобы такой процесс учитывал все стратегические факторы, влияющие на нашу безопасность.

 

В то же время, нельзя не заметить определённые обстоятельства, которые негативно влияют на международную безопасность и стабильность глобальной стратегической обстановки. Эта опасная линия является результатом намерений некоторых государств и альянсов достичь военного превосходства, которое позволило бы им использовать силу или угрозу силой, игнорируя ограничения, накладываемые взаимным сдерживанием.

 

Мы считаем, что такая политика ставит под угрозу нашу безопасность.

 

Главный вопрос здесь – это усилия прошлой администрации США в области создания ПРО. Отсутствие развёрнутой эффективной системы ПРО обеспечивало стратегическую стабильность на протяжении нескольких десятилетий вплоть до 2001 года, когда США вышли из Договора по ПРО. Сейчас реализация планов США в этой области меняет ситуацию в сфере ядерного сдерживания: введена в строй база ПРО в Румынии; строится аналогичная база в Польше; американские эсминцы, оснащенные системой «Иджис», продолжают регулярные заходы в Чёрное и Балтийское моря. Теперь в планах - развёртывание противоракетных комплексов THAADв Южной Корее, а это недалеко от российских дальневосточных границ.

 

Другими словами, усилия прошлой американской администрации построить глобальную систему противоракетной обороны подрывают основы стратегической стабильности, препятствуют ядерному разоружению и способствуют эскалации напряжённости на региональном и глобальном уровнях. Мы неоднократно подчёркивали, что рассматриваем развёртывание ПРО как прямую угрозу нашим возможностям стратегического сдерживания. Но наши озабоченности игнорируются, а это не может быть для нас приемлемо.

 

Кроме того, в нарушение положений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности администрация Обамы приняла решение о размещении на базах ПРО в Европе пусковых установок Мк-41, которые используются для запуска ракет средней дальности с морских платформ и которые запрещены к использованию на суше. Это является нарушением Соединёнными Штатами ДРСМД. Мы не скрываем такую оценку и призываем США вернуться к соблюдению ДРСМД.

 

Другой вопрос, важность которого возрастает, связан с обычными высокоточными вооружениями большой дальности с высоким контрсиловым потенциалом, сравнимым с возможностями ядерного оружия. Разработки в этой области, такие как реализация концепции «мгновенного глобального удара», могут весьма негативно повлиять на стратегическое сдерживание и дать старт новому витку гонки вооружений.

 

В этом плане нам нужно учитывать непростую ситуацию в сфере европейской безопасности. НАТО в своей доктрине и политике военного строительства всё больше опирается на ядерное оружие, находящееся в стадии существенной модернизации. Новые ядерные бомбы В61-12, которые, как это признают и американские эксперты, объективно понижают порог применения ядерного оружия, в скором времени поступят на вооружение. Ряд экспертов прошлой вашингтонской администрации поспешили охарактеризовать эти бомбы как более «этические» и в большей степени подходящие для применения.

 

Одна из наиболее острых проблем в сфере контроля над ядерными вооружениями это т.н. «совместные ядерные миссии», которые осуществляются членами НАТО, обладающими ядерным оружием, вместе с неядерными членами альянса. Они включают совместное ядерное планирование и учения в целях оперативного применения ядерного оружия, в которых задействованы аэродромы, самолёты и личный состав неядерных государств. Мы неоднократно подчёркивали, что такая практика противоречит Статьям Iи IIДНЯО. Решить эту проблему можно путём прекращения «совместных ядерных миссий» и вывода всего тактического ядерного оружия на национальную территорию США, как это сделала Россия со своими тактическими ядерными вооружениями в начале 1990-х гг.

 

Помимо повышения роли ядерного оружия, НАТО продолжает наращивать своё военное присутствие и военную деятельность в непосредственной близости от наших границ, мотивируя это якобы необходимостью «сдерживания России». Мы будем внимательно отслеживать такие действия НАТО на предмет их соответствия Основополагающему Акту Россия – НАТО 1997 г.

 

Мы также должны учитывать растущую опасность размещения оружия в космосе и превращения его в новую арену для вооружённой конфронтации. Эти риски стали более ощутимыми, т.к. бывшая администрация США отказалась даже обсуждать неразмещение оружия космического базирования или меры укрепления доверия в космосе.

 

Хотел бы также особо отметить, что другие государства-обладатели ядерного оружия продолжают отказываться от любого диалога по ограничению своих ядерных оружейных программ. Вместе с тем их совокупный ядерный потенциал становится сравнимым с уровнем, которого Россия достигнет в соответствии с новым Договором по СНВ. Полагаем, что когда мы достигнем уровней, предусмотренных по новому ДСНВ, возможности дальнейших двусторонних российско-американских сокращений могут быть исчерпаны. Необходимо искать возможные пути включения всех остальных государств с военным ядерным потенциалом в процесс ядерного разоружения.

 

Повестка дня по контролю над ядерными вооружениями довольно насыщена и включает в себя множество весьма сложных вопросов. К сожалению, некоторые ядерные государства пытаются ещё больше усложнить ситуацию, выдвигая опасные инициативы с тем, чтобы потрафить сторонникам немедленного запрещения ядерного оружия. Например, инициатива прошлой администрации США о запуске «Международного партнёрства в области проверки ядерного разоружения». Мы полагаем, что вопросы, поднимаемые в рамках данной инициативы, затрагивают весьма чувствительную информацию, относящуюся к конструкции, порядку обслуживания и хранения ядерного оружия, что противоречит обязательствам по ДНЯО не раскрывать чувствительной информации, касающейся ядерных вооружений, неядерным государствам.

 

Бывший президент США Б.Обама объявил разоружение одним из приоритетов своей политики в области безопасности и даже получил за эти слова Нобелевскую премию мира. Но затем он начал самую масштабную модернизацию ядерного арсенала со времени окончания холодной войны. США это обойдётся в 350 млрд. долларов в ближайшие 10 лет, а общие расходы на эту программу в течение 30 лет могут превысить 1 трлн. долларов.

 

Г-н модератор,

 

Если бросить взгляд на более общую картину положения дел в сфере международной безопасности, то можно заметить, что ситуация находится в самой низкой точке со времени окончания второй мировой войны, может быть, за исключением короткого периода Карибского кризиса в 1962 году. Терроризм стал реальной угрозой международной безопасности. Наши попытки сформировать единый фронт против терроризма пока не увенчались успехом. Как пример, в Сирии приоритетом прошлой администрации США была «смена режима» в Дамаске, а не искоренение террористических группировок, таких как Исламское государство или Джабхат ан-Нусра.

 

Экономические санкции, наложенные Западом на экономические связи с Россией, имеют аналогию только с 1920-ми – началом 1930-х гг. прошлого столетия, когда западные страны ввели «Золотое эмбарго» против моей страны (эквивалент современных финансовых санкций). Политические отношения также находятся в самой низкой точке: многие каналы коммуникаций либо уничтожены, либо заморожены. Ряд политических шагов, предпринятых Западом, носят открыто вызывающий характер и явно спланированы, чтобы задеть нас. Это «список Магницкого», кампании по дискредитации – допинговая и «хакерская», не говоря уже о выдворении дипломатов, запрете доступа законных владельцев к дипломатической собственности и т.д. В основе такого поворота событий, как представляется, лежит постулат, который проник в главное направление западного политического мышления в 90-е годы, а именно, что у России нет интересов за пределами её границ, и ей не должно быть позволено их иметь.

 

Эта максима превосходит всё, что было выдвинуто или практически реализовано в годы холодной войны. Её логическим следствием стало расширение НАТО не только на территорию стран-членов бывшего Варшавского договора, но и на территорию бывшего СССР, окружение России сетью из почти 150 американских военных баз, включая размещение на некоторых из них систем ПРО или тактического ядерного оружия, и последующее развёртывание американских войск и тяжёлых вооружений недалеко от Санкт-Петербурга и т.д.

 

В то же время почти полностью повторяются события начала 30-х гг., которые сопутствовали подъёму нацистской Германии: создание очагов военной напряжённости и последующего хаоса на этот раз на нашем южном фланге путём военной интервенции в Ирак, Ливию, а сейчас в Сирию (последняя новость – решение прошлой администрации США о поставках ПЗРК вооружённым группировкам в Сирии, которых, как американцы, кстати, сами признают, они не могут отличить от террористов). И наконец, и это важно: не надо забывать о том, что Запад спонсировал и подстрекал вооружённый государственный переворот на Украине, в результате которого к власти пришёл радикальный антироссийский режим, который попытался лишить украинских граждан их права говорить на их родном русском языке, что спровоцировало гражданскую войну на востоке страны. Он опирается, среди прочего, на так называемые добровольческие батальоны с нацистской символикой и идеологией, вооружённые всеми видами оружия, объявляющие сепаратистами и террористами своих же соотечественников и преследующие их по всей стране. Члены этих группировок, хорошо представленные в Верховной Раде, открыто заявляют о своих притязаниях на ряд территорий Российской Федерации таких как Кубань, части Северного Кавказа, Курской, Белгородской и Брянской областей. Хуже того, сейчас эти батальоны, официально интегрированные в вооружённые силы, продолжают ежедневные артиллерийские обстрелы Донецкой и Луганской областей, несмотря на официально объявленное прекращение огня.

 

Мы демонстрируем максимальную сдержанность на фоне такой политики и продолжаем попытки урегулировать разногласия такими средствами как Соглашения Минск-1 и Минск-2 или предстоящая встреча в Астане по вопросу о том, чтобы принести мир страдающему народу Сирии. Но необходимо понимать, что с нами не стоит говорить на языке силы. Россия на протяжении своей более чем тысячелетней истории переживала различные периоды, но всегда, упав, поднималась. Убеждён, что то же самое произойдёт и на этот раз.

 

В завершении хотел бы отметить, что всего лишь 2 дня назад в Вашингтоне приступила к работе новая администрация. Я попытался отыскать любые высказывания нового президента относительно его политики по ДВЗЯИ. Я потерпел неудачу. Нет ясности и в отношении намерений новой администрации по более общим политическим вопросам, может быть, за исключением чётко прозвучавшего намерения уничтожить ИГ. Заявления потенциальных будущих членов администрации воспринимаются некоторыми как противоречивые и не вдаются в детали. Обычно новым администрациям требуется несколько месяцев, чтобы сформулировать связную политику. Мы можем подождать. Но мы точно знаем: нельзя больше идти по пути конфронтации, в реальности это может быть слишком опасно. И мы надеемся, что избранный путь поведёт вверх, а не вниз.

 

Если это будет так, я надеюсь, что у ДВЗЯИ и у ПК ОДВЗЯИ будет будущее, в котором слова «Подготовительная комиссия» больше не понадобятся.

 

Благодарю вас.


Твиттеры
24 декабря – заключительное в 2015 году совещание с @Pravitelstvo_RF https://t.co/d1GwEouavF
Владимир Путин принял в Кремле Премьер-министра Индии Нарендру Моди https://t.co/Oyi3rs4Rtq
RT @rosatom: Подписали генеральный контракт на строительство АЭС «Руппур» в Бангладеш https://t.co/fzzXnPH9u7
RT @RusEmbMauritius: В Порт-Луи подписано российско-маврикийское межправительственное Соглашение о взаимной отмене визовых требований https…
Категории
Главная
О постпредстве
Актуальная информация
Мероприятия
Карта сайта
Ссылки
Президент РФ
Правительство РФ
МИД РФ
Министерство Обороны
Минэкономразвития России
Минпромторг России
Минэнерго России
Все ссылки
Твиттеры
Президент РФ
МИД РФ
UNODC
UNIDO
IAEA
CTBTO
United Nations
Контактная информация
Адрес: Эрцгерцог Карл Штрассе 182,
1220, Вена, Австрия
E-mail: info@rusmission.org
Tel.: 0043/1/282 53 93, 0043/1282 53 91
Fax: 0043/1/280 56 87
Социальные сети
© 2001-2015. rusmission.org
All Rights Reserved.
Website development - Top Glance
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ. Закон об авторском праве и смежных правах. Перепечатка, воспроизведение в любой форме, распространение, в том числе в переводе, любых материалов сайта возможны с соблюдением правил цитирования, а при размещении их в сети Интернет необходима ссылка на www.rus.rusmission.org.