Срочные новости
7:59 Среда 22 мая 2019
Постоянное представительство Российской Федерации при международных организациях в Вене
Ядерщики и дипломаты идут в Вене рука об руку

Накануне заседания совета управляющих МАГАТЭ в Вене, где будет избран руководитель агентства, мы пообщались с постоянным представителем РФ при международных организациях в Вене Владимиром Воронковым.

 

- Международные организации в Вене— что это, сколько их и каковы отношения России с каждой из них?

 

- Типов международных организаций несколько: первый — венские организации системы ООН и связанные с ней, второй — ОБСЕ, ОПЕК и другие, имеющие региональный или узкоспециализированный характер, третий — институты Евросоюза. Я отвечаю за взаимодействие с 19 организациями, аккредитован в пяти, где мы полноправные участники. Смысл существования этих организаций — международное регулирование различных сфер деятельности. Насколько эти правила будут удобны для нас, настолько эффективно мы сможем продвигать свои интересы, в первую очередь экономические — преобладающие на венской международной площадке. Собственно, это ключ к пониманию работы дипломатов-многосторонщиков, то есть работающих сразу с большим количеством стран. Сотрудничество с МАГАТЭ относится к числу моих главных задач. Наряду с тем, что я постпред, я еще являюсь управляющим от России в совете управляющих МАГАТЭ. Агентство обеспечивает международно-правовые рамки для продвижения на глобальный рынок продуктов атомной отрасли, в частности АЭС. С учетом того, что потенциал ядерной индустрии в России весьма внушительный и выходит далеко за пределы внутреннего рынка, все большее значение в этой сфере приобретает экспортная составляющая. Плотная работа с МАГАТЭ — одна из ключевых предпосылок для эффективного решения этой важной государственной задачи. Россия занимает первое место в мире по строительству АЭС за рубежом — 34 энергоблока в 12 странах мира. Европа, Ближний Восток и Северная Африка, Азиатско-Тихоокеанский регион... Выходим на новые горизонты в Латинской Америке и на Африканском континенте. Кстати, недавно появился еще один потенциальный потребитель российских технологий по сооружению АЭС — Кувейт.

 

- Что привлекает наших потенциальных партнеров в российских технологиях?

 

- Я не технарь и не финансист, но могу отметить, что «Росатом» нашел несколько важных привлекательных элементов. Во-первых, Госкорпорация предлагает строить АЭС с референтными реакторами — теми же, что эксплуатируются или сооружаются в России. Во-вторых, «Росатом» подходит к жизненному циклу АЭС комплексно, берет на себя обслуживание станций, что весьма важно для стран-новичков. Жизненный цикл современной АЭС может достигать 100 лет: более пяти лет подготовка и строительство, потом эксплуатация, которая при современных материалах может достигать 80 лет, и еще лет два­дцать на снятие с эксплуатации.

 

В-третьих, Россия предлагает организовывать подготовку кадров и совершенствовать систему образования и повышения квалификации. Вроде бы ничего революционного, но для ряда стран-новичков сооружение новой АЭС и запуск атомно-энергетической программы — это не только энергетика. Это создание новой инженерной элиты в стране. Для того чтобы АЭС работала долго и безопасно, нужны высококлассные физики, химики, энергетики. Необходимо создавать современную систему обеспечения ядерной безопасности и физической защиты. Это деятельность, которая опосредованно укрепляет экономическую стабильность, а это повышение уровня и качества жизни на местах, где эксплуатируются мирные ядерные объекты.

 

Так что можно говорить о том, что «Росатом» играет не только экономическую роль, но и гуманитарную: через атомную энергетику помогает создавать платформу для национального развития, что особенно важно в развивающихся странах.

 

В-четвертых, как весьма эффективную форму продвижения российских ядерных технологий зарекомендовали себя поездки постоянных представителей стран — членов МАГАТЭ на объекты мирного атома в России.

 

В этом году росатомовские коллеги приглашают в Ленинградскую область — посетить АЭС, верфь, где строятся атомные ледоколы. Но, конечно, изюминкой будет осмотр первой в мире плавучей АЭС, которая вскоре начнет работать в российских северных широтах.

 

- МАГАТЭ в соответствии с совместным всеобъемлющим планом действий (СВПД) по иранской ядерной программе ведет мониторинг соблюдения Ираном обязательств в ядерной сфере. Каковы ре­зультаты? Какой вклад внесла российская сторона?

 

- В годовщину вступления СВПД в силу шестерка стран-гарантов — Россия, США, Великобритания, Китай, Франция, Германия — констатировала, что нарушений в 2016 году не зафиксировано. Кстати, Иран сегодня — самая проверяемая агентством страна в мире.

 

Что касается вклада российской стороны в реализацию СВПД, то есть все основания говорить, что благодаря усилиям «Росатома» мы здесь очевидные лидеры. Мы вывозили из Ирана в рамках этого соглашения избыточный обогащенный уран, тяжелую воду, поставляя взамен природный уран. Госкорпорация продолжает интенсивное перепрофилирование предприятия в Фордо под производство стабильных изотопов, помогает МАГАТЭ готовить инспекторов агентства для работы в Иране. Не исключены и другие действия с учетом решений совместной комиссии. Кстати, практически на всех ее заседаниях присутствовали представители «Росатома», выступая перед странами «шестерки» и Ираном с пояснениями в отношении наших проектов. Это отличный пример того, как эффективно могут работать дипломаты и специалисты-ядерщики.

 

- В прошлом году МАГАТЭ отметило 60-летие. С какими результатами оно подошло к своему юбилею?

 

- Агентство находится в очень неплохой форме. Продолжает расти состав — сейчас 168 государств-членов. Несмотря на не­простую глобальную экономическую ситуацию, растет бюджет, особенно в части добровольных взносов. Увеличивается корпус инспекторов.

 

Вспомним драматические со­бытия на АЭС «Фукусима-1». После аварии казалось, что шансы глобальной ядерной энергетики на развитие ничтожны. Во многом благодаря агентству страница фукусимской катастрофы сегодня перевернута. МАГАТЭ предприняло серьезные усилия по наращиванию ядерной и радиационной безопасности.

 

Показательно, что ядерная безопасность во многом стала объединяющей темой в МАГАТЭ, несмотря на порой диаметрально противоположное отношение государств-членов к мирному атому. Это лишь одно из подтверждений того, что в сообществе понимают: решение отдельных стран отказаться от ядерной энергетики достойно уважения, но не означает, что их примеру должны последовать и остальные.

 

Очевидно, что ядерная энергетика получила новый импульс к развитию. На осень этого года в Абу-Даби запланирована министерская конференция МАГАТЭ «Ядерная энергетика в XXI веке». Предыдущая проходила в 2013 году в Петербурге, на ней страны МАГАТЭ определяли пути преодоления фукусимского синдрома. Предстоящая наверняка займется вопросом противодействия изменению климата.

 

- И на этой конференции поднимут вопрос о конфронтации ВИЭ и атома.

 

- В прошлом году именно Россия одной из первых поставила вопрос о том, что атомная энергетика не должна противопоставляться другим инновационным видам генерации. Курс должен быть взят на взаимодополняемость всех источников при должном внимании к экологии. Солнечная энергетика и ветряная, зависящие от природных условий, могут получить дополнительное пространство для роста, работая в связке с атомными станциями и помогая созданию сбалансированных энергетических систем. Такой подход воспринят с большим вниманием. С российской подачи уже начата работа по адаптации имеющихся в распоряжении МАГАТЭ инструментов энергетического планирования, колыбелью для которых был опять же наш Международный проект по инновационным ядерным реакторам и топливным циклам (ИНПРО) для целей Парижского соглашения.

 

- МАГАТЭ— это и спектр неэнергетического применения ядерных технологий.

 

- Да. В этом ряду и медицина, и экология, и управление водными и земельными ресурсами, и продовольственная безопасность, и производство перспективных материалов, и средства неразрушающего контроля. О том, насколько эти ноу-хау востребованы, говорит тот факт, что в 2016 году агентство поменяло свой девиз «Атом для мира» на «Атом для мира и развития». То, что предложение гендиректора МАГАТЭ Юкии Амано было единодушно поддержано, говорит о признании вклада агентства в социально-экономическое, научное и промышленное становление разных стран. В известном смысле при помощи агентства формируется новый рынок инноваций и услуг. И этот рынок открывает немалые возможности для российских исследователей и атомщиков.

 

- Для продвижения российских ядерных технологий требуется сложение усилий разных министерств и ведомств. Как это происходит?

 

- Могу вас заверить, что МИД и «Росатом» работают дружно. Во-первых, есть соглашение о взаимодействии. Во-вторых, руководство Госкорпорации участвует во всех важнейших мероприятиях по линии МАГАТЭ, а руководство агентства — в профильных российских. Скажем, в апреле ожидается визит гендиректора «Росатома» Алексея Лихачева в Вену, а в начале июня Юкия Амано планирует поучаствовать в Петербургском международном экономическом форуме. Традиционными стали встречи на Мюнхенской конференции по безопасности министра иностранных дел Сергея Лаврова с Юкией Амано. В-третьих, в составе возглавляемой мной дипломатической миссии в 2015 году создано представительство «Росатома». Так что ядерщики и дипломаты идут в Вене рука об руку.

 

Кстати, с российской стороны «Росатом» не монополист во взаимодействии с МАГАТЭ. Активно сотрудничает с агентством Ростехнадзор, Роспотребнадзор и ФМБА. Есть договоренности в рамках участия России в реализации программы поддержки гарантий МАГАТЭ, практические договоренности с Дальневосточным федеральным университетом. В 2016 году НИИАР был присвоен статус международного центра для реализации совместных проектов на базе исследовательских реакторов под эгидой МАГАТЭ. Этот статус позволит расширить возможность использования экспериментальной базы «Росатома» для научных и прикладных исследований государств — членов МАГАТЭ.

 

- О весе страны в международной организации говорит также ее представленность в управленческих структурах. У МАГАТЭ в секретариате более 2,5 тыс. человек. Сколько среди них россиян?

 

- Представленность в секретариате МАГАТЭ весомая. Всего там работает 109 россиян. Неформально представленность определяется долей страны в регулярном бюджете. Еще год назад по этой методологии Россия считалась «перепредставленной». Однако с нынешнего года наш регулярный взнос во всех международных организациях системы ООН повысился более чем в полтора раза. Теперь мы немного «недопредставлены».

 

Росатом, основной поставщик наших кадров в секретариат МАГАТЭ, заранее подготовился к новой ситуации. На базе его учебных заведений с участием департамента управления секретариата МАГАТЭ ор­ганизованы курсы подготовки специалистов для работы в исполнительных структурах агентства. Уже прошли обучение порядка двух десятков кандидатов. Надо отметить, что все должности в секретариате конкурсные. Поэтому росатомовские курсы — очень верное, своевременное начинание, которое, как мы рассчитываем, поможет повысить конкурентоспособность наших кандидатов.

 

Что дает российским атомщикам работа в секретариате МАГАТЭ? Ядерная отрасль давно стала глобальной, наднациональной. В агентстве лучше понимаешь, как функционирует весь этот бизнес. Опыт взаимодействия с профессионалами из многих стран бесценен. Это плавильный котел национальных ядерных школ.

 

Максимальный контракт в исполнительных структурах не превышает семи лет, большинство специалистов затем возвращаются на родину, обогатившись опытом и знаниями, и вливаются в национальную ядерную индустрию. Овчинка стоит выделки и для тех, кто отработал в МАГАТЭ, и для тех, кто их туда направил.

 

- Очередное заседание совета управляющих проходит 6-10 марта. Будет ли какая-нибудь интрига?

 

- На этом заседании планируется переизбрание дей­ствующего гендиректора агентства на третий срок — 2017-2021 годы. Юкия Амано, кстати, долго колебался, стоит ли идти на такой шаг.

 

Это как бы создает интригу.

 

Но на самом деле ее нет: по всем предварительным прикидкам, он, как единственный кандидат, будет избран единогласно.

 

В чем причины такого единодушия? В выступлении на 60-й генконференции МАГАТЭ в сентябре 2016 года глава российской делегации Сергей Кириенко, первым поддержавший кандидатуру Амано, отметил: «Мы оказываем постоянную поддержку генеральному директору МАГАТЭ господину Амано, которому, прямо скажу, в непростой обстановке удается выдерживать сбалансированную, профессиональную линию». Похоже, что наш подход разделяют и другие государства — члены МАГАТЭ.

Источник: http://www.strana-rosatom.ru/
06.03.2017
Поделиться
Фото