Срочные новости
Об участии Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в министерской встрече стран-участниц Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулирован...
0:15 Среда 13 ноября 2019
Постоянное представительство Российской Федерации при международных организациях в Вене
Выступление Постоянного Представителя Российской Федерации при международных организациях в Вене М.И.Ульянова на 62-й сессии Комиссии ООН по наркотическим средствам по рекомендациям ВОЗ в отношении каннабиса

 

Уважаемые коллеги,

 

Обычно о рекомендациях Комитета экспертов ВОЗ становится известно только узкому кругу специалистов. В случае с рекомендацией относительно каннабиса ситуация совсем иная. Идея обсуждается в широких общественных кругах, попала на страницы средств массовой информации. И это неудивительно. В условиях, когда в ряде стран произошла полная или частичная легализация марихуаны, повышенный интерес к данной рекомендации ВОЗ вполне закономерен.

 

Скажу больше. В случае принятия нашей комиссией положительного решенияэто неизбежно будет воспринято в обществе как поощрение дальнейшей легализации каннабиса. На самом деле это, конечно, не так. Но, повторю, воспринято это будет именно таким образом. Наверное, эксперты ВОЗ не обязаны задумываться о всех последствиях своих рекомендаций. Они являются лишь техническими специалистами. Но Комиссия в силу своего статуса и мандата должна принимать во внимание все обстоятельства. Поэтому мы должны проявить в данном вопросе особую осмотрительность и тщательно разобраться, о чем идет речь и, главное, почему спустя 58 лет после включения марихуаны в список IVнам вдруг предлагают данный наркотик из этого списка убрать? Согласитесь, это резонный вопрос, и ответа на него пока нет. В этой связи полностью поддерживаем решение об отсрочке рассмотрения рекомендаций ВОЗ в отношении изменения списочного статуса каннабиса и его производных.

 

Должен сказать, что форсирование данного процесса Экспертным комитетом ВОЗ по лекарственной зависимости с самого начало вызвало у нас множество вопросов, тем более в отсутствие убедительных аргументов в пользу принятия решения о пересмотре международных мер контроля над каннабисом. Насколько нам известно, многие страны проводят исследования медицинского применения данного наркотика, наращивают импорт каннабисного сырья и обороты производства медикаментов на его основе. Причем за последние годы рынок медицинского каннабиса существенно вырос. Международный комитет по контролю над наркотиками (МККН) указывает на то, что зачастую меры национального регулирования медицинского каннабиса являются недостаточными для предотвращения его утечек в незаконный оборот.

 

Несмотря на это, Экспертный комитет ВОЗ ссылается на наличие каких-то барьеров для научных исследований медицинской пользы каннабиса. Причем в качестве обоснования приводятся ссылки на отдельные статьи по данному вопросу. Это несколько странный аргумент. Как известно, некоторые исследования вполне легально осуществляются по заказу фармацевтических компаний, которые имеют собственные коммерческие интересы. Но эти интересы вовсе не обязательно совпадают с задачами нашей Комиссии. К слову, в ходе межсессионного заседания КНС в минувшем феврале российская делегация запрашивала у представителей ВОЗ список этих статей, однако он так и не был нам предоставлен. Исходим из того, что при принятии столь серьёзного решения Комиссия не может опираться на эпизодические и неизвестные ей исследования. Требуется серьезная доказательная база и всесторонний анализ причин и последствий реализации такой рекомендации.

 

Хотел бы подчеркнуть, что согласно Всемирному докладу о наркотиках марихуана остаётся самым злоупотребляемым наркотиком в мире. Это несомненно диктует необходимость применения к ней строгих мер международного наркоконтроля. Причем, в соответствии с пунктом 5 статьи 2 Единой конвенции 1961 г., каждая сторона вправе принимать в отношении находящихся в списке IVсубстанций также специальные меры контроля, если, по ее мнению, существующие в данной стране условия делают это наиболее подходящим способом охраны общественного здоровья и благополучия. Полагаем, что каждое государство имеет право самостоятельно решать, какой режим контроля является наиболее оправданными, а помещение той или иной субстанции в список IVдает сторонам Конвенции 1961 г. достаточно гибкости в принятии соответствующих мер на национальном уровне.

 

Одним словом, аргументация о якобы имеющихся ограничениях для научных исследований и медицинского применения каннабиса, по нашему мнению, не выглядит убедительно. А пересмотр его списочного статуса скорее создал бы благоприятную почву для дальнейшего ослабления мер международного наркоконтроля. Такое решение Комиссии было бы особенно контрпродуктивно в контексте множащихся случаев разрешения немедицинского применения каннабиса в некоторых государствах в нарушение их международно-правовых обязательств.

 

Позвольте также отдельно прокомментировать идею включения тетрагидроканнабинола в список IКонвенции 1961 г. при его исключении из списка IКонвенции 1971 г. Насколько нам известно, «Руководящие положения для проведения ВОЗ обзора психоактивных веществ в целях международного наркоконтроля» не дают Экспертному комитету полномочий выносить рекомендации о переносе находящихся под международным контролем субстанций из одной конвенции в другую.

 

Суммируя, хотим подчеркнуть необходимость обстоятельного обмена мнениями в рамках Комиссии по соответствующим рекомендациям Экспертного комитета с участием представителей ВОЗ и МККН, по итогам которого КНС сможет принять обоснованное решение по каннабисному вопросу. Но, пожалуй, уже сейчас очевидно, что данная рекомендация является не самой актуальной и не самой удачной, а ее обоснование пока оставляет желать много лучшего.

19.03.2019
Поделиться
Фото